портрет

Стишок.

Когда бы Робеспьеры,
Сколачивая рать
Готовых за химеры
Врага зубами рвать,
Взглянули б в самом деле
Задолго «до» на них,
То так бы и сидели
В Швейцариях своих.

                                        Евгений Каминский
портрет

Пионерия на марше – 2.

Кто о чём, а я опять о пионерском детстве. Попалась тут одна картина на глаза – дипломная работа выпускника Киевского художественного института Ивана Антоновича Тихого (1927 – 1982). Писана в самый излом сталинской эпохи. Фактически её срез. Этакая квинтэссенция всего тогдашнего официального искусства: классически добротного, жизнеутверждающего и насквозь партийного.



Тихий И.А.
Приём в пионеры. 1953.
портрет

К портрету Пушкина.

Читаю сейчас «Воспоминания» видного российского чиновника первой половины XIX века Андрея Михайловича Фадеева (1789 – 1867), выпущенные в прошлом году издательством «Кучково поле». И вот натыкаюсь на следующий рассказ о встречах его с А.С. Пушкиным – тогда ещё не «нашим всё», а молодым, опальным поэтом, весельчаком и настоящей «занозой» для местного светского общества…

Итак, Кишинёв, 1822 год…

«В Кишинёве Инзов (генерал-лейтенант, наместник Бессарабской области, непосредственный начальник как Пушкина, так и Фадеева – Palb.) всегда приглашал меня останавливаться у него в доме. Пушкин, в продолжение своей кишинёвской ссылки, тоже жил сначала у Инзова. Дом был не особенно велик, и во время моих приездов меня помещали в одной комнате с Пушкиным, что для меня было крайне неудобно, потому что я приезжал по делам, имел занятия, вставал и ложился спать рано, а он по целым ночам не спал, писал, возился, декламировал и громко мне читал свои стихи. Летом разоблачался совершенно и производил все свои ночные эволюции в комнате во всей наготе своего натурального образа.

<…>

В Екатеринославе он, конечно, познакомился с губернатором Шемиотом, который однажды пригласил его на обед. <…> Это происходило летом, в самую жаркую пору. Собрались гости, явился и Пушкин и с первых же минут своего появления привёл всё общество в большое замешательство необыкновенной эксцентричностью своего костюма: он был в кисейных панталонах! В кисейных, лёгких, прозрачных панталонах, без всякого исподнего белья. Жена губернатора, г-жа Шемиот, рождённая княжна Гедройц, старая приятельница матери моей жены, чрезвычайно близорукая, не замечала этой странности. Здесь же присутствовали три дочери её, молодые девушки. Жена моя потихоньку посоветовала ей удалить барышень из гостиной, объяснив необходимость этого удаления. Г-жа Шемиот, не доверяя ей, не допуская возможности такого неприличия, уверяла, что у Пушкина просто летние панталоны бланжевого, телесного цвета; наконец, вооружившись лорнетом, она удостоверилась в горькой истине и немедленно выпроводила дочерей из комнаты. Тем и ограничилась вся демонстрация. Хотя все были возмущены и сконфужены, но старались сделать вид, будто ничего не замечают. Хозяева промолчали, и Пушкину его проделка сошла благополучно».

См.: Фадеев А.М. Воспоминания. 1790 – 1867. М.: Кучково поле, 2017, с. 100 – 102.
портрет

Мой дом - моя крепость.

Ещё одна «фишка» от португальских креативщиков – «усиление» каменных стен междомовых участков стеклом разбитых бутылок. Довольно распространённое в стране «ноу хау». А что? Дёшево и сердито! И выглядит устрашающе. Опять же нет нужды тратиться на колючую проволоку, или там «сетку-рабицу». Да и бытовых отходов на полведра меньше:)



Португалия.
Порту. Район Седофейта.
2018, февраль.

+ 2Collapse )
портрет

Чистота - залог здоровья!



Проезжая через португальские деревушки, не раз доводилось видеть подобные приземистые сооружения. Однажды не выдержал и заглянул внутрь. Оказалось, это муниципальные общественные прачечные! И судя по горделивой надписи на фронтоне совсем «свежие» - 1992 год! Интересно, кто-нибудь ими ещё пользуется?



Португалия.
Общественная прачечная в местечке Монтемор-у-Велью (округ Коимбра).
2018, март.
портрет

Мария Александровна Бенкендорф (1820 - 1880).



Нильс Вильгельм фон Врангель.
Портрет гр. Марии Александровны Бенкендорф. XIX век.
Эстонский худ. музей.
Таллинн.

Мария Александровна Бенкендорф (в замужестве светлейшая княгиня Волконская) – вторая дочь известного деятеля николаевской эпохи, шефа жандармов, графа Александра Христофоровича Бенкендорфа и его супруги Елизаветы Андреевны Бибиковой, урождённой Донец-Захаржевской. Она родилась в Петербурге 24 мая 1820 года. В 1837 году была пожалована званием фрейлины императрицы Александры Фёдоровны, но уже через год вышла замуж за гофмейстера, действительного статского советника светлейшего князя Григория Петровича Волконского (1808 – 1882). После смерти отца, согласно его воле, Мария Александровна унаследовала семейный майорат «Фалль» (Эстония), став на долгие годы его хранительницей и заботливой хозяйкой. В 1859 году её дочь – Елизавета – вышла замуж за сына декабриста Сергея Григорьевича Волконского, причудливо объединив семьи бывшего жандарма и бывшего государственного преступника. В сентябре 1880 года стареющая княгиня отправилась в Рим, погостить у сестры – графини Аппони. Вскоре от туда пришло известие о её болезни. Вот как вспоминает об этих днях внук Марии Александровны князь Сергей Михайлович Волконский: «Она скончалась 4 ноября в шесть часов вечера. <…> Мы отвезли гроб на станцию и поставили в вагон; покрыли красным покровом, обложили пальмами; вагон запечатали. Печати сняли в Ревеле. Так, среди снега и мороза предстал под красным покровом и, обложенный римскими пальмами, проследовал в Фалль и стал в домовой церкви, в так называемом "церковном доме", гроб княгини Марии Александровны Волконской. Был мягкий зимний день. Гора была покрыта белым снегом и, белая, расстилалась книзу долина; черные из-под белых подушек глядели еловые ветви, в то время как зеленые пальмы ложились в могилу…»
портрет

Замок Лихтенберг.

Как ни странно, замок Лихтенберг (Lichtenberg), земля Рейнланд-Пфальц, как-то избежал нашествия нашего брата российского туриста. О нём нашлась пара беглых упоминаний в Сети, да коротенькое видео. Вот, пожалуй, и всё. Между тем крепость считается едва ли не самой протяжённой руиной на территории Германии. Целых 425 метров с запада на восток! Поэтому не обессудьте – сорок мрачных зимних фотографий и ни кадром меньше!



Read more...Collapse )
портрет

Сан-Джиминьяно. Беглая прогулка в 2 частях. (Часть 2).

Продолжим наше прерванное путешествие по Сан-Джиминьяно. Как вы помните, мы остановились на Площади Цистерны, разглядывая Палаццо Тортолли. Теперь оборотимся назад и направимся в противоположную сторону: к узкому проходу между лоджией Коммуны и дворцом Кортези. Миновав его, мы окажемся на довольно обширной площади – Пьяцца дель Дуомо или Соборной.



Справа (здание с крупным широким портиком) – Старый дворец Подесты – «Палаццо Векьо дель Подеста». В нём проживал с семьёй и вершил дела правивший городом мэр (если этим званием можно передать звучный титул «подесты»).

Смотреть далееCollapse )
портрет

Сан-Джиминьяно. Беглая прогулка в 2 частях. (Часть 1).

Писать о Сан-Джиминьяно – одной из самых ярких жемчужин Тосканы – примерно то же, что восторгаться красотами нашего Суздаля. Такую концентрацию средневековья на квадратный сантиметр площади можно встретить разве что во французском Каркассоне или немецких городках долины Мозеля и Зара. Поэтому прочь перо (то бишь клавиатура), да здравствует зоркий глаз и контактные линзы (если кому, вдруг, без них никак). И… вперёд!



Городок расположен на невысоком холме, среди виноградников, кипарисов, оливковых рощ и цветущих глициний. Вот он, весь на ладони, со всеми своими башнями, стенами, семью тысячами горожан и полчищами туристов. Отсюда их не видать, но поверьте, все они там!

Смотреть далее...Collapse )
портрет

Петербург. Памятник св. Анастасии Узорешительнице.

Очередная «нетленка» монументалистики на Васильевском острове – памятник святой великомученице Анастасии Узорешительнице. Совсем свежий. Установлен «неизвестными лицами» (!) у здания бывшего Ростовского (Ярославского) синодального подворья (наб. лейтенанта Шмидта, 39) осенью 2016 года. Скульптор – Анастасия Лужина. Желающим осмотреть советую поторопиться. Как сообщает интернет-издание «Канонер» монумент собираются убрать как «самовольный» в 2018 году. Администрации Василеостровского района, якобы не удалось «установить круг лиц, причастных к установке объекта», а также «хозяина скульптуры». На основании вышеизложенного было принято решение демонтировать изваяние в рамках «освобождения земельных участков от незаконно расположенного на них имущества».



Санкт-Петербург.
Наб. лейтенанта Шмидта, 39.
Здание Ростовского (Ярославского) синодального подворья.
Ск. Щедрин А.Ф. (1838), Сычёв Н.А. (1862, перестройка).



Санкт-Петербург.
Наб. лейтенанта Шмидта, 39.
Памятник св. вмц. Анастасии Узорешительнице. 2016.
Ск. Анастасия Лужина.
портрет

Николай Харджиев: «Серебряный век - миф и глупая выдумка»

портрет

К биографии А. Блока.

Давно почитаемое мной «Наше Наследие» отметилось очередной публикацией, посвящённой Александру Блоку, а в ней – приятный сюрприз – практически неизвестный широкому кругу портрет Адама Феликсовича Кублицкого-Пиоттух – дяди нашего поэта (см. № 121 за 2017 год).



Неизвестный художник.
Портрет А.Ф. Кублицкого-Пиоттух. 1915. Холст, масло.
Собр. В.П. Енишерлова.

 В советские баснословные времена его (дядю) почему-то не жаловали. Даже вымарывали со знаменитой фотографии, где юный Саша Блок выглядывает из окна мезонина шахматовского дома. На оригинале Адам Феликсович стоит чуть ниже, в проёме двери. В советских же изданиях он «таинственно» исчезает... Казалось бы, почему? Чиновничье прошлое? Но чем он «хуже» другой блоковской родни? (Там, как мы знаем, и генералы были – вообще «царские сатрапы» по тогдашней терминологии)…

Между тем, выходец из старинного польского рода, дядя поэта всего добивался сам: не имел ни капиталов, ни связей, ни протекции. Родившись в провинциальном Витебске, с блеском закончил юрфак Петербургского университета. Жил на чиновничье жалованье, был кристально честен (будучи уже в чинах с гневом выгонял людей, пытавшихся дать ему взятку). Обладал феноменальной работоспособностью… Взлетел довольно высоко: стал сенатором, главой Лесного департамента, действительным тайным советником… После революции не сбежал, остался в России, бедствовал, как и другие «бывшие». Затем профессорствовал в Лесном институте. Скончался в 1932 году.
портрет

Осеннее.

В нашей деревенской глуши поспели яблоки. Ночью, порою, слышно как с едва различимым стуком они бьются о землю, срываясь с тяжёлых, провисших к долу ветвей. Поутру они лежат, сверкая на солнце капельками хрустальной росы на алых и жёлтых боках, словно диковинные орудийные ядра, рассыпанные по зелёной траве неведомым нам растяпой-канониром. Поднимешь такое всего-то на день-другой позже, а в руках – гниль…



+ 3Collapse )
портрет

Пионерия на марше.

Замечательный образчик социалистического реализма. Практически, моё босоногое, пионерское детство. Один в один! (Ну, насчёт «босоногого», конечно, загнул – сандалики были).



Жолток В.К.
Китайские дети в гостях у минских пионеров. Пер. пол. 1950-х гг.
Гос. музейно-выставочный центр «РОСИЗО».