портрет

Цорндорфская баталия: участь павших.

Из записок неизвестного немецкого пастора города Нойдамм.
Лето 1758 года.

«Собственно на поле сражения в каждой общей могиле хоронили вместе 1 лошадь и 10 русских тел; пруссаков же хоронили отдельно. Из наших горожан каждый раз отряжали по 30 человек для погребения умерших, и те вместе с посланными из окрестных деревень трудились в течение 4 полных недель. Однако лошади и до сего дня не все погребены.  <…>

Русских, которые ещё были живы, убивали ударом по голове или их расстреливал егерь, который также был прикомандирован при похоронах – и погребали вместе с остальными. Такой образ действий казался жестоким, однако это было осмотрительно.*** Ибо поскольку русские так живучи, и при этом для тяжелораненых не было ни средств, ни надежд на возможность их выздоровления, то необходимо было поступать с ними именно таким образом. Прежде чем стали делать так, некоторые из таковых свежезакопаных снова приходили в сознание, вылезали на поверхность и лежали по пояс в земле, крича к изумлению проходивших мимо: Kliba! (хлеба)…



Цорндорф. 14 августа 1758 года.
Атака прусских кирасир Ф.В. фон Зейдлица. Рис. Гюнтера Дорна.
Иллюстрация из кн. Иохима Энгельманна «Сражения Фридриха Великого».

Collapse )
портрет

Метлах. Замок Саарек.

Замок Саарек в Метлахе (район Мерциг-Вадерн, Саар, Германия) был построен в 1902 – 1903 годах как семейное гнёздышко новоиспечённой молодой пары – Аделины фон Бох, урождённой баронессы фон Либих (1880 – 1932) и Лютвина фон Бох (1877 – 1932) – совладельца, а с 1917 года и генерального директора фирмы Villeroy & Boch AG. Руководил строительством кёльнский архитектор Людвиг Арнтц. При замке был разбит великолепный пейзажный парк с видом на бывший бенедиктинский монастырь и городскую набережную Метлаха.
В 1911 – 1912 году, стараниями архитектора Евгения Шмоля, здание обзавелось некоторыми пристройками. На этом его внешний «апгрейд» по сути и закончился. Разразившаяся вскоре вторая мировая война к счастью обошла владение стороной: семейство фон Бох передало дом под госпиталь, что позволило избежать разрушительных бомбардировок. С 1946 года в замке обосновалась временная оккупационная администрация, затем он вернулся к прежним владельцам. В 1954 году компанией Villeroy & Boch было принято решение превратить замок в гостевой дом, каковым он поныне и является…



Метлах. Германия.
Замок Саарек. 1902 – 1903.
Арх. Людвиг Арнтц.

Collapse )
портрет

Метлах. Кирха Св. Лютвина.

Не сказал бы, что в Метлахе (Земля Саар, Германия) много достопримечательностей. Городок маленький, хотя и интересный. Знают же его в основном по словосочетанию "метлахская плитка". Да-да! Именно из этих мест она и пошла. Там даже музей в её честь имеется. А ещё – любопытная церковь – римско-католическая приходская кирха Святого Лютвина. Этакое сочетание трёхнефной неороманской базилики (снаружи) с элементами готики (внутри). Такое, вот, странное взаимопроникновение. Хотя, что сейчас в мире можно назвать нестранным?



Метлах. Германия.
Кирха Св. Лютвина. 1899 – 1905. Северо-западный фасад.
Арх. Людвиг Беккер.

Collapse )
портрет

По берегам реки Оккервиль.

От устья до Заневского моста.



Санкт-Петербург.
Устье реки Оккервиль.
2020, сентябрь.

Расхожей версией происхождения названия реки Оккервиль является мнение К.С. Горбачевича и Е.П. Хабло о существовании в устье реки мызы шведского полковника Оккервиля. (См. книгу указанных авторов «Почему так названы? О происхождении названий улиц, площадей, островов, рек и мостов Санкт-Петербурга». СПб., 2002, с. 302). Да вот беда! Письменным источникам XVII века полковник Оккервиль не известен…

… Ну, а на представленной фотографии едва можно различить место впадения этой речки в реку Охту. Справа, за кронами деревьев, прячется многострадальная Уткина дача. Впереди, на противоположном берегу Охты, виднеется башенка бывшего Судостроительного завода Общества Финляндского лёгкого пароходства, возведенная, судя по дате на флюгере в 1911 году.

Collapse )

портрет

Об отравлении Навального - 2.

Ох и хитроумную комбинацию замутили в Кремле с Навальным. Отравили несчастного "Новичком" и отправили на излечение в Германию! (Интересно, ампулы использованные рядом не положили, чтоб уж вообще без сомнений?) Гроссмейстерский ход! О.Бендер отдыхает!
портрет

Об отравлении Навального.

Думаю, если российские спецслужбы действительно бы получили приказ на устранение гражданина Навального, то он давно бы уже гнил где-нибудь в безымянной могиле. Вместо того мы видим ширако растиражированное шоу с экстренными посадками самолёта, консилиумами врачей, колоннами карет скорой помощи и вооружёнными немецкими полицейскими едва ли не у постели больного... Возникает вполне закономерный, классический вопрос: "Кому это выгодно?"
портрет

Портрет О.П. Ферзен.

Портрет неизвестной особы работы П.Н. Орлова, хранящийся в Музее В.А. Тропинина и московских художников его времени, похоже, наконец, обрёл своё имя. Согласно последним изысканиям на нём изображена графиня Ольга Павловна Ферзен (1808 - 1837) – дочь тайного советника гр. П.А. Строганова и кнж. С.В. Голицыной. В своё время, юная Ольга Павловна наделала много шума своим скандальным замужеством с графом Павлом Карловичем Ферзеном (1800 – 1884). Были и запрет на брак со стороны матери, и таинственное похищение невесты, и романтическая свадьба в простой сельской церкви… И восемь лет вполне счастливой семейной жизни, завершившейся смертью от чахотки совсем молодой ещё женщины… Ну и, конечно, её портреты… Теперь в их число, возможно, будет включён и этот.



Орлов П.Н.
Портрет неизвестной с зонтиком на фоне пейзажа с Везувием. 1845.
Музей В.А. Тропинина и московских художников его времени.
портрет

О революциях.

Встретил у В.А. Жуковского интересную сентенцию:

«…Всякая революция губит настоящее в пользу будущего, которое никогда не бывает таким, каким хотят создать его разрушители настоящего».

Умный был мужик! Пусть и поэт)

Цит. по: Письма В.А. Жуковского к Его Императорскому Высочеству великому князю Константину Николаевичу. 1840 – 1851. М.: Тип. Т. Рис, 1867, с. 40.
портрет

О лобызании ног вне эротической составляющей.

Новый американский обычай – целовать в порыве толерантного восторга ботинки некогда угнетённых сограждан оказывается не так уж нов. Грешили подобным повсеместно, в том числе и на нашей посконной почве. Вот, к примеру, описание праздничного обеда данного в Москве 30 января 1814 года по случаю очередных побед русского оружия:



Ресторан при гостинице.
Литография по рисунку  Г. Митрейтера.
Середина XIX века.

«Вчера было пиршество: прощальный ужин в русском трактире. Тосты беспрестанные. Наконец Фёдор,* взяв рюмку и став на стул (ибо мал ростом), сказал: «Мы пьём за память Якова Ивановича Булгакова…» Потом пили анафему Наполеону. Пили за славу России и народа. Втащили мужика с улицы, коему целовали сапоги, руки; словом, это был такой патриотический энтузиазм, коего не могу тебе описать».

Из письма А.Я. Булгакова – К.Я. Булгакову от 31 января 1814 года. Цит. по: Братья Булгаковы. Переписка. Том I. Письма 1802 – 1820 гг. М.: Захаров, 2010, с. 384 – 385.

* Фёдор Николаевич Глинка – поэт, публицист, прозаик, будущий член «Союза благоденствия» – plb.