портрет

Пионерия на марше.

Замечательный образчик социалистического реализма. Практически, моё босоногое, пионерское детство. Один в один! (Ну, насчёт «босоногого», конечно, загнул – сандалики были).



Жолток В.К.
Китайские дети в гостях у минских пионеров. Пер. пол. 1950-х гг.
Гос. музейно-выставочный центр «РОСИЗО».
портрет

Пирмазенс (Pirmasens).

Хотите увидеть типичный немецкий городок? Особо ничем не примечательный. Тогда милости просим в Пирмазенс, земля Рейнланд-Пфальц. Надеюсь, местные жители простят меня за подобную «характеристику». Наверняка, там есть что посмотреть, а если «этот русский» чего и не увидел, то это его вина. В оправдание скажу, что в мой первый «визит» лил дождь, во второй – резко похолодало. Одет же я был как на зло совершенно не по погоде…



Смотреть далее...Collapse )



 
портрет

Санкт-Петербург. Обелиск "Румянцова победам".



Плац Первого кадетского корпуса (между 2-й и 3-й линиями Васильевского острова). Теперь здесь красуется Румянцевский сквер (Соловьёвский сад). Если учесть, что сквер был заложен в 1865 – 1866 годах, то фотографию можно смело датировать первой половиной 1860-х…

Спасибо камрату humus за его уникальный блог.
портрет

Портрет С.Ф. Уварова.

Отсканировал для любителей миниатюрный портрет Семёна Фёдоровича Уварова (1743 – 1788), «Ея Императорского Величества» Екатерины II флигель-адъютанта и вице-полковника Лейб-Гвардии Гренадерского полка. Естественно, у изображённого молодого офицера все эти пышные звания ещё впереди, а вот крестик ордена Св. Георгия 4-го класса уже украшает молодецкую грудь. Получил он его за вполне конкретный подвиг: взятие двух турецких батарей в 12 орудий при вылазке в районе города Орсова в июне 1773 года…



Неизвестный художник.
Портрет С.Ф. Уварова. 1774 – 1777. Кость, акварель, гуашь. Диаметр 5,4 см.
Из собрания Андрея Руденцова. Москва.

Портрет до недавнего времени хранился в Барселоне в коллекции графа Григория Ламздорфа-Галагана (1910 – 2004) и считался изображением княгини Екатерины Романовны Дашковой. Под этим именем он и был выставлен на аукционе Christies в 2007 году.

Что касается самого Семёна Фёдоровича, то жизнь его вполне удалась. Он был замечен сначала Г.А. Потёмкиным, а затем Екатериной II. Женившись на Дарье Ивановне Головиной, он ещё более упрочил своё положение. В 1786 году супруга родила ему сына – будущего графа и министра народного просвещения, а чуть позже – второго – ставшего впоследствии генералом и героем Бородина. Правда, воспитывать сыновей Семёну Фёдоровичу не пришлось. В июне 1788 года он повёл своих гренадер в Финляндию на очередную войну со Швецией. Там, под Фридрихсгамом (нынешний город Хамина) Уваров тяжело заболел и 1 сентября скончался…

PS

Портрет и интереснейшую статью о нём (автор Александр Кибовский) можно найти в февральском номере журнала «Дилетант» (2017, № 014, с. 10 – 13).
 
портрет

Зерриг.

Зерриг (Serrig) – ещё одна винодельческая коммуна в районе Трир-Саарбург (Рейнланд-Пфальц). Был проездом, поэтому только одно фото – местного замка. Сооружение, кстати, продаётся. Цена вопроса – полтора миллиона евро (или что-то около того, если я правильно понял перевод). Вдруг кому приглянется и мне заплатят комиссионные:)

портрет

Ноймаген-Дрон.



Как и обещал помешаю первый коротенький отчёт о посещённых местах. Итак, Ноймаген-Дрон (Neumagen-Dhron) – один из древнейших центров виноделия в долине Мозеля, а может и всей Германии.

Read more...Collapse )
портрет

***

Всем привет!
Так получилось, что последние несколько месяцев довелось провести в Германии, в небольшой деревушке земли Рейнланд-Пфальц, без интернета, скайпа и прочих "благ цивилизации". Потому и "молчал", не отвечал на вопросы, не комментировал... Зато накопилась изрядная "куча" фото-красот, коими хотелось бы поделиться. Так что не обессудьте, если в ближайшее время немного "неметчины" потеснит на моей страничке привычные темы.  Надеюсь, вы будете не в обиде.
портрет

Смоленск. Памятник огнеборцам.

Интересный мемориал довелось увидеть в Смоленске – пожарную машину «ПМЗ-11» на базе знаменитой трёхтонки «УралЗИС-5». Такие выпускались довольно массовой серией Топкинским и Варгашинским заводами противопожарного оборудования начиная с 1952 года. В 1956-м машину сняли с производства, но ещё в 70-х – 80-х годах её можно было встретить (причём, «на ходу) в некоторых забытых Богом уголках нашей необъятной страны.



По послевоенным меркам (а проектировать автомобиль начали ещё в 1948 году) машина была даже очень хороша. Во-первых, она славилась неплохой проходимостью, была надёжной в работе, и, главное, имела крытую, обогреваемую кабину, вмещавшую в себя весь «боевой расчёт» – шесть человек пожарных, включая водителя. Для работавших почти исключительно с водой спасателей это был большой плюс, особенно зимой…

… Мемориал был открыт 10 июня 1977 года (правда, машина была другая) по инициативе бывшего сотрудника МВД Арнольда Петровича Шматова. На постаменте надпись: «ПАМЯТИ ОГНЕБОРЦЕВ СМОЛЕНЩИНЫ, ПОГИБШИХ В БОЯХ ЗА РОДИНУ И НА БОЕВОМ ПОСТУ В МИРНОЕ ВРЕМЯ».                
портрет

Евграф Голубцов - 3.

Решил «до кучи» выложить всю известную мне на сегодняшний день родословную Е.Н. Голубцова (по нисходящей и восходящей линиям). Авось какому потомку, любителю генеалогии пригодится.

Родоначальником «благородного» древа рода Голубцовых выпало стать человеку далеко не самого благородного звания – «слуге духовных властей» Михайле Голубцову, жившему в первой половине XVIII века. Дети его Яков (1738 – 1819) и Никифор (1737 – после 1794) дослужились до дворянского звания, причём не только личного, но и потомственного. Яков числился секретарём московской обер-егермейстерской конторы. Никифор служил в петербургской портовой таможне. Оба оставили мужское потомство, причём сыновья Якова пошли по отцовской стезе, став чиновниками, а Никифора – по военной, дослужившись до полковников.

Мария Яковлевна Голубцова (1792 – 1861), та самая кого первоначально я принял за жену Евграфа Никифоровича, на самом деле была ему двоюродной сестрой. Именно поэтому на Смоленском кладбище так много Голубцовых. Как никак, одно большое семейство! Следы его теряются «за давностью лет» где-то в начале 1860-х годов. Хотя, как знать, если поискать тщательнее, может и найдётся что-то ещё…

… А так выглядит родословное древо нашего героя:



Чтобы не портить зрение я выложил его на сайте «Родовод» (см. ссылку). Надо только ткнуть мышкой на интересующую персону и смотреть далее...

http://ru.rodovid.org/wk/Запись:1013038
портрет

Евграф Голубцов - 2.

Нашлась супруга «нашего» Евграфа Никифоровича. Ею оказалась Мария Евграфовна Биль. (Какая, однако, концентрация «Евграфовичей» в одной семье!). Свадьба состоялась 3 сентября 1819-го. Невеста была на 22 года моложе своего благоверного (родилась 1 апреля 1799). Впрочем, по тем временам это было вполне рядовым явлением. В браке супруги «прижили» пятерых детей. Уже известного нам Михаила Евграфовича (кстати, коллежского асессора и Тверского губернского прокурора), Степана Евграфовича, родившегося 7 ноября 1821 года, Николая Евграфовича (18 января 1828 – ?) и Евграфа Евграфовича (11 марта 1831 – ?). Два последних в 1856 году числились поручиками по лейб-гвардии Гатчинскому полку. 1 января 1824 года Мария Евграфовна родила единственную дочь, получившую в её честь имя Маша. Она стала второй Марией Евграфовной Голубцовой, полной тёзкой своей матери.

Спустя несколько лет после смерти мужа, в начале 1840-х годов вдова Евграфа Никифоровича получила место начальницы царскосельского Александровского кадетского корпуса для малолетних детей. Этим «малолетним» она и посвятила оставшиеся двадцать лет своей жизни. Скончалась Мария Евграфовна Голубцова-Биль 30 марта 1860 года и, скорее всего, нашла упокоение на одном из кладбищ Царского Села. Возможно поэтому я и не нашёл её надгробия здесь, в Петербурге, на берегах Смоленки, у входа на старое Смоленское православное кладбище…



Неизвестный художник.
Кадеты Александровского малолетнего кадетского корпуса. 1832 – 1846. Литография 1860-х гг.
Иллюстрация из книги А.В. Висковатова «Историческое описание одежды и вооружения российских войск». СПб., 1899 – 1902.
портрет

Евграф Голубцов.

Каждый раз проходя ворота Смоленского православного кладбища (Санкт-Петербург) я по традиции бросал взгляд на замшелую, успевшую потемнеть, колонну с обломком ангела на вершине и патетической надписью по белому мрамору: «Герой войны 1812 – 1814 года Голубцов Евграф Никифорович. 1777 – 1835». Я даже «вбил» его имя в «Google» и был несказанно рад тому количеству ссылок заполонивших экран в ответ на мой незамысловатый вопрос. Усевшись по удобнее, я было собрался уже ознакомиться с биографией «своего героя», да не тут-то было. Радость сменилась разочарованием – на всех «страницах» красовалась одна и та же, исполненная под копирку, разочаровывающая фраза: «Герой Отечественной войны... и так далее». Более ничего!!! «На нет и суда нет!», – утешил я сам себя и отправился на кухню «заедать стресс».



Узнать подробностиCollapse )
 
портрет

Санкт-Петербург. Лермонтовский пр., 17/2.



Проездная арка и двор доходного дома семейства шталмейстера Николая Николаевича Львова и его супруги Марии Михайловны, активной деятельницы петербургского Общества попечения о бедных и больных детях.
Постройка 1871 года.  Архитектор М.Ф. Петерсон.
Справедливости ради необходимо добавить, что виднеющаяся справа желтоватая часть здания (по Канонерской улице) возведена чуть позже, в 1873 году, и уже другим архитектором – инженером М.А. Канилле.
портрет

Про макароны.

Что может быть проще для нашего брата-мужика, оставшись на какое-то время без хозяйки в доме взять да приготовить себе на ужин порцию макарон? Ну, разве сварить пельменей из пачки. А вот во времена Пушкина на этот счёт существовало иное мнение. Тогда утверждали, что приготовление макарон – великое искусство! Да оно и было таковым! Вот, к примеру, как описывается этот мудрёный процесс в сочинении некоего Г. Корделли под названием «Карманная книжка для поваров и поварих. К употреблению в городе и деревне». (Часть 2. Перевод с французского. М., 1826, с. 645.):

«Отвари макароны в бульоне с солью, перцем и тёртым мускатным орехом, и коль скоро они будут свободно подаваться под пальцами, вынь их и переложи в кастрюлю с коровьим маслом, наскобленным сыром пармезаном, крупно толчёным перцем и малою долею сметаны. Когда сыр распустится, положи макароны, обсыпав их тёртым мякишем белого хлеба, смешанным с тёртым же сыром; облей растопленным коровьим маслом и дай зарумяниться в печи под разогретым противнем, или водя над макаронами железной раскалённою лопаткою».

Во как! Маэстро Корделли, видимо, был настоящим кудесником. Это не «Роллтон» кипятком заваривать!
портрет

Рыбинск. Церковь Казанской иконы Божией Матери.

Из рыбинских церквей мне наиболее понравилась Казанская. Когда-то на её месте в устье реки Черёмухи располагался одноимённый мужской монастырь. К концу XVII века он запустел и вскоре был упразднён. Церковь же, выстроенная в 1697 году, стала считаться приходской. В 1767 – 1768 годах храм был расписан артелью ярославских мастеров-иконописцев во главе с Фёдором Потатуевым и Алексеем Сопляковым. Тогда же его украсил резной, золочёный, дивной работы, 5-ярусный иконостас. В начале следующего столетия, в 1813 – 1822 годах, рядом возвели величественную колокольню…



Рыбинск. Большая Казанская ул., 1.
Церковь Казанской иконы Божией Матери. 1697.


XX век оказался для храма роковым. Первым в неравной схватке за «светлое будущее» пал иконостас. В 1926 его сожгли, а церковную утварь и ценности вывезли. Затем наступил черёд колокольни. В 1932 – 1933 её разобрали «на кирпичи». Саму же церковь закрыли, а здание было приспособлено под архив. (Надо сказать, не самый худший вариант!). Так оно и простояло до 1983 года, когда начались первые реставрационные работы. Ну, а в 1991 году храм был вновь передан верующим. Круг замкнулся…